Безжалостные цифры, или Что скрывает нынешний Индекс восприятия коррупции

АНДРЕЙ БОРОВИКANDRII BOROVYK
исполнительный директор Трансперенси Интернешнл Украина
Раз в год для всех, кто борется с коррупцией, и тех, кто о ней вспоминает лишь изредка, наступает момент определенного отрезвления. Этот момент совпадает с обнародованием результатов Индекса восприятия коррупции (СРИ).
Мы оказываемся лицом к лицу с внешней оценкой того, в какой стране живем. Лучше видим ее положительные и отрицательные сдвиги и можем сравнить их с такими же процессами у наших соседей, стран-друзей и страны-агрессора.
Такая встреча с реальностью может оказаться обнадеживающей. А может огорчить настолько, что захочется опустить руки.
Живя в век информационных манипуляций и фейковых новостей, надо понимать, что правда многогранна и время неоднозначна. Поэтому попробуем растолковать, что означает нынешние цифры СРИ.
По 2019 Украина потеряла 2 балла в Индексе восприятия коррупции.
Мы набрали 30 баллов и занимаем 126 место из 180 стран.
Первое ощущение: “измена”, “все пропало”, “мы несемся в пропасть”.
Но мы научены, что любую информацию надо попытаться понять не только на базе голых цифр.
И начать стоит с того, как эти результаты толкует именно Transparency International.
Первое, что мы видим в описании методологии измерения – изменение на 1-2 балла в сторону увеличения или спада не является статистически значимой. Более того, в исследовании указано, что на результаты влияют антикоррупционные достижения Украины за последние один-два года, а не недели или месяцы.
Но совсем иначе воспринимается этот результат, если копнуть глубже. Тогда мы увидим, что за последние 6 лет это первый случай, когда Украина потеряла баллы.
После Революции Достоинства тех пор, как Янукович и его “семья” бежали из страны, мы медленно, но уверенно росли в Индексе восприятия коррупции. Изменяя показатель на 1-2 балла, которые “можно считать статистической погрешностью”, выросли на 5 баллов, в мире считается заметным антикоррупционным шагом.
За эти 6 лет в Украине прошли ряд реформ, которые действительно положительно влияли на борьбу с коррупцией.
Реформа публичных закупок (ProZorro), аукционы по продаже имущества обанкротившихся банков, создание антикоррупционной инфраструктуры, электронное декларирование состояния, открытие реестров – это те изменения, которые испытали на себе все украинцы.
Но одновременно мы так и не увидели очистки и реформы судебной ветви власти. Генеральная прокуратура и Служба безопасности остались подконтрольными президенту. Национальная полиция сменила вывеску, но так и осталась нереформированной.
И это не все! Политическая ангажированность прошлого состава Назка, внедрение электронного декларирования для общественных активистов и нападения на них по всей стране – это точно не то, что помогает в развитии демократии.
Отмена ответственности за незаконное обогащение, постоянные сомнительные кадровые решения и, конечно, многочисленные коррупционные скандалы, которые уже даже не завершались показательными арестами …
По моему ощущению, начиная с 2017 года, мы существенно замедлились на пути реформ. А годом позже, в момент активного противодействия созданию ВАКС, я вообще не был уверен, Украина временем не стала откатываться назад.
В любых действиях или процессе, конечно, есть как минимум две стороны. И выше – те, о которых не стоит забывать.
В пятилетней ретроспективе результат в 30 баллов не является шагом назад. Это, скорее, “коррекция” на антикоррупционном пути. Однако потеря 2-х баллов – это накопленный результат всех описанных выше негативных событий. Очевидно, что власть в Украине делала что-то не то.
Ежегодно по результатам Индекса восприятия коррупции Transparency International Ukraine дает рекомендации, как Украина может существенно улучшить свои показатели в СРИ. А потом мы анализируем, что именно из этих рекомендаций государство выполнило, а чего придется добиваться и дальше.
В начале сложного избирательного 2019 наша организация сформулировала 12 таких рекомендаций. Всего было частично или полностью выполнено только 6. Причем почти все это произошло в последнем квартале 2019-го.
В частности, государство так и не смогла обеспечить надлежащую проверку бенефициаров и усилить контроль за финансированием политических партий.
Не лучше ситуация и с судами и правоохранительными органами – власть так и не смогла провести реальную судебную реформу, вернуть доверие к Специализированной антикоррупционной прокуратуры, лишить СБУ и Нацполицию несвойственных им функций и наказать виновных в нападениях на гражданских активистов.
Чтобы развеять любую заговор, скажу, что в нынешней властной команды уже есть как положительные результаты, так и отрицательные.
Перезапуск Назка, отмена части поправок Лозового, предоставление права независимого прослушивания для НАБУ, внедрение системы ProZorro.Продажи на уровне закона, принятие фактически нового закона о публичных закупках, шаги в сторону избавления от значительного количества государственных предприятий и многое другое.
И при этом – правки Лозового отменили лишь частично. Аваков до сих пор остается министром внутренних дел. Адвоката Януковича назначен первым заместителем руководителя ГБР. Мнимое отмены депутатской неприкосновенности. В дополнение – попытки концентрировать власть в руках президента иназначения друзей и партнеров на должности.
Все эти шаги были осуществлены в последние три месяца, поэтому полноценные эффекты от таких изменений мы сможем увидеть не раньше, чем через год.
В Украине что новые команды, старые, обычно имплементируют реформы в три этапа: декларируют, голосуют закон, а дальше реализуют все на практике. И, как показывает опыт, споткнуться можно на каждом из этих этапов.
Но, если уж быть до конца честными, неоднозначные изменения произошли и в других странах. СРИ отличается тем, что он помогает видеть общий мировой контекст борьбы с коррупцией. И мир имеет такие же антикоррупционные проблемы, как и мы.
В этом году индекс показывает, что в современном мире крайне не хватает политической добродетели.
Средний мировой балл СРИ – 43, меньше половины возможных. И такая тенденция наблюдается уже несколько лет.
Может ли такая информация стать утешением для нас? Конечно, нет.
Надо понимать, почему это исследование называется именно Индексу восприятия. Измерить реальное положение вещей в такой сфере, как коррупция, крайне трудно.
Мы можем говорить только о том, как это явление воспринимается, а не каким оно есть. Соответственно, высокий результат одной страны по сравнению с другой не означает, что в первой меньше коррупции, чем во второй. Он указывает на то, что первая воспринимается как менее коррумпированная.
Украина воспринимают на 30 баллов. Именно с этим нам придется не только жить. С этим нам нужно работать в 2020 году. Тщательно, старательно, а иногда даже отчаянно и дерзко, что и должно принести результат.
Потому что Индекс показывает нам, а мы формируем Индекс. Каждый в отдельности и все вместе.
Андрей Боровик, для УП

You may also like...